Что я от вас скрывал:

Архив рубрики «Политика»

Пишут, что на сайте стопкоронавирус.рф перестали публиковать статистику активных случаев ковида в регионах России.
Следует читать эту новость правильно: сайт ушёл в отпуск до октября. Как мы помним, что-то похожее – в смысле победо-ковидо-бесия – уже случалось перед прошлогодними пеньками. И я не знаю причин, по которым не стоило бы искать простых аналогий.
Ну, то есть, я «надеюсь», что это именно отпуск, а не шаг в сторону тотального туркменского запрета всего коронавируса вообще.
А ещё я действительно надеюсь, что как можно большее количество людей всё-таки решится принять активные меры для не попадания в реальную статистику больных, госпитализированных и умерших. Быть непуганными идиотами – совсем не круто.

Share

Все мы хорошо помним, что язык дан политику для того, чтобы скрывать свои мысли.
А также страхи и ночные кошмары.
Так что мне кажется очевидным один простой факт: создателю одной известной фруктовой партии очень не хочется лишиться драгоценного бюджетного финансирования из-за какой-либо связи с Навальным и его активными сторонниками. Не хочется почти так же сильно, как и попасть в Думу (где придётся голосовать «как надо» и тем самым демонстрировать уровень свежести фрукта с собственной эмблемы).
Я очень не люблю гнилые фрукты, замаскированные под свежие. Не люблю и стараюсь от них избавляться. Так что был бы я навальнстским стратегом – направил бы знаменитое «умное голосование» именно известную вам партию.
Недохулиганил я в детстве…

Share

Ковид в России

Качественное, очень чёткое и предельно понятное описание текущей ситуации с ковидом в России:

Кто автор — точно не знаю, так что ставлю ссылку на собственный источник.

Share

Режем хвост

Новая порция оплачиваемых выходных, «временные, но жёсткие ограничения» и прочая имитация борьбы с ковидом – всё это очень напоминает отрезание хвоста собаки по частям.
Хотя, нет – не совсем напоминает: вся имитация-то идёт в двух отдельно взятых городах.
Так что варианта два: или байку про хвост напомнят ВВП (который ради удачной шутки что-нибудь, да предпримет, ха-ха), или эта музыка будет на территории РФ ещё очень-очень долгой.
Очевидность второго варианта, чисто логически, не может не быть мотивацией для того, чтобы записаться, наконец-то, на прививку.

Share

Почитать про отравление Быкова в 2019 году было, конечно, интересно. Но я, вероятно, так никогда и не пойму: при всём уважении к его талантам, зачем его-то травить? С точки зрения прагматики (но не человечности!), я ещё могу понять, зачем травить политика или активиста. Но поэта, писателя и мыслителя-то зачем?
В общем, то ли я недооцениваю влияние мастеров слова, то ли кто-то особо мудрый (?!) всё-таки знает реальную силу одного из немногих.
Не бросайте в меня тяжёлыми предметами — я правда ничего не понял.
А Дмитрию Быкову желаю всего наилучшего в жизни и в работе.

Share

Кажется, приближается тот момент, когда активной части российского общества придётся активно защищать от карательной системы Дмитрия Гудкова. А его нужно защищать также активно, как он пытался защищать нас – от мусорных полигонов, от узурпации местной власти, и от много другого.
Почему это нужно делать, я точно не напишу лучше Сергея Пархоменко. Так что просто процитирую его вчерашний фейсбучный пост:

Сейчас, когда к Дмитрию Гудкову и членам его семьи пришли с обысками – как обычно теперь в России, под выдуманным демонстративно нелепым предлогом – я хочу сказать то, что хотел и должен был сказать уже давно.
Я восхищаюсь, удивляюсь Дмитрию Гудкову, и испытываю огромное уважение к нему. И всем сердцем ему благодарен.
Вот уж человек, у которого были все шансы устроиться тепло и сладко, отсидеться, закрепиться и «подняться», как в этой среде говорят. Золотой мальчик-красавчик из семьи офицера спецслужб, сделавшего успешный бизнес на охранных услугах. Журфаковское столичное образование (Дмитрий даже стажировался в середине 90-х в газете «Сегодня» в ее лучше пору, где я работал, но я его совсем там не помню). Потом депутатство по партийной линии – вслед за отцом. Все выглядело идеально, прямо масляно, с гарантированным ходом наверх, как в хорошо смазанном лифте: только стой, вальяжно прислонившись к стенке, и крути на пальце ключи от BMW, жди, пока двери распахнутся на новом этаже.
И вдруг.
Геннадий Гудков – отец – совершил свой поступок. Выломился из золотой клетки. Заговорил, заворочался, замахнулся пару раз кулаком, прикрикнул на суетящихся холуев вокруг. И был немедленно наказан, оттерт, исторгнут, выкинут.
Но для Дмитрия это вовсе не было гарантированной катастрофой. Наоборот: можно было повиниться, лизнуть тут и там, поклониться тому и сему, публично осудить отца или хотя бы просто пошутить над ним, ну или достаточно было промолчать. И все было бы отлично: простили бы, пустили бы, поощрили бы, сделали бы образцовым примером «разумного поведения», «надежного послушания». И двери бы опять закрылись, лифт бы поехал дальше.
Ничего этого не случилось.
Дима Гудков сделал другой выбор. Причём, это не было резкое, какое-то опрометчивое необдуманное движение, которое можно списать на порыв, случайную ошибку. Дескать, «ну, психанул».
Нет, не психанул. А последовательно, шаг за шагом, поступок за поступком, выбор за выбором двигался туда, где опасно, неприятно, «бесперспективно», потом «безнадежно». Но туда, где надо быть.
Ещё в думе – на последних месяцах депутатского мандата – понимая, что следующего срока не будет, сделал множество не очень заметных со стороны, но очень важных и храбрых дел. Защищал тех, кого атаковали, требовал информации и формальных ответов от чиновников, выдавал удостоверения своих «депутатских помощников» тем, кто рисковал, подписывал письма, обращения, требования, запускал заведомо безнадежные, но демонстративные, морально важные законопроекты.
Именно после этого опыта я писал во время очередной попытки Дмитрия преодолеть выборные барьеры, когда он опять остался в одиночестве против огромной, бессовестной, разъяренной его своеволием государственной машины: «Гудков нам нужен!». Он и правда нам очень бы пригодился и в парламенте, и в городском собрании, и в муниципалитете. Очень много мог бы там сделать. Но нет, не дали.
Потом у него было ещё несколько избирательных кампаний, своих и чужих. И в том числе блистательная операция «депутатский убер» на муниципальных выборах 2017 года (вместе с Максимом Кацем и Виталием Шкляровым): мы до сих пор видим в деле немало замечательных муниципальных депутатов, которые получили мандаты тогда.
Ну и дальше – все глубже и глубже заходя в опасную трясину «оппозиционности». То есть на самом деле наоборот: с каждым новым решением и поступком – выходя все выше из окопа на открытое поле, где все простреливается и прикрытия никакого.
Все чаще оказывался в автозаках и судах, на «сутках» в спецприемниках, под штрафами и под слежкой. Я уверен, его много раз предупреждали в это время: иногда словами, иногда молча – всякими ордерами и приговорами.
Мне кажется, очень важно это увидеть и понять: поступки человека, которому есть что терять, которого никак не заподозришь в желании что-то такое этой фрондой выгадать, заработать, поступки человека, у которого каждый день была возможность отступить, «образумиться», сдаться, – такие поступки стоят очень дорого. И это очень большая редкость: не только «в наше время у нас тут», а вообще в любые времена, в любой точке мира.
В последнее время Дима несколько раз писал, присылал ссылки на свои инициативы, проекты, статьи, посты. Я читал, смотрел, в очередной раз удивлялся его упорству и храбрости. Не всегда даже реагировал на это как-то публично.
Вот сейчас хочу сказать громко: Дима, вы редкий и сильный человек. Спасибо вам. Хочется сказать, что все будет хорошо. Но я не знаю, будет ли: скорее всего будет очень трудно и дальше, ещё труднее, чем сейчас.
Но ещё раз повторяю: Гудков нам нужен. Важно, чтоб он у нас был, хоть один такой.

Share

Сдавать своих

Кого-то удивляет, что россиянку Софью Сапегу – «снятую с самолёта» в Минске вместе с Романом Протасевичем – не пытается вызволить российский МИД. К сожалению, я совершенно не понимаю, чему тут удивляться.
Софью Сапегу ведь ожидаемо объявили белорусской оппозиционеркой, угрозой тамошним стабильности, скрепам и прочему суверенному. А в союзном государстве вызволять и защищать таких опасных людей – не принято. Так что я могу просто поздравить всех присутствующих с вот такой победой логики и последовательности на относительно большой территории нашей планеты.

Share

Высокая аналитика

Любое событие нас чему-то учит. Освобождение Евгения Ройзмана всего через один день «отсидки» вместо девяти, например, учит нас видеть некоторый уровень гуманизации государства. Государству, возможно, иногда достаточно просто дать срок – и создать связанные с ним бюрократические проблемы – а держать за решёткой уже совсем и не нужно.
Это такое гуманное издевательство: подводить всех под свои правила и интересы.

А свобода – лучше, чем несвобода. Так что Ройзмана можно искренне поздравить.

Share

Ничего нового о запланированных на сегодня акциях в поддержку Навального я вам рассказать не могу. Вы же и сами всё понимаете. Особенно хорошо вы понимаете, что акции эти – протест против убийств, пыток и унижений со стороны государства. И что решиться протестовать (или не протестовать) нужно прежде всего ради себя и своих близких. И что протест – это публичное заявление собственной позиции. И что анонимный протест – странная штука с точки зрения логики. И что не стоит ожидать какой-то необычной – отличной от той, о которой все подумали – первой реакции власти на протесты.
Это всё и так понятно.
Я просто добавлю, что сегодня, похоже, в последний раз в истории нынешней России акции будут проходить не по призыву (и, в определённой мере, не в защиту) «экстремистской организации». А потом – всё: что ни митингующий, то пособник «экстремистов». Потому что я сейчас не вижу вообще никаких предпосылок для того, чтобы кто-то вдруг передумал признавать все связанные с Навальным организации «экстремистскими».
Вот такая реальность, над которой стоит задуматься.

Share

Что он ищет

Как вы, вероятно, уже знаете, вчера нам рассказали про ещё один домик для Путина. Домик тот – совсем не новый, но у меня всё равно появилась версия.
Предполагаю, что Путин только для вида ловит рыбу, собирает грибы, летает над лесами и полями и т.д.. На самом деле он выбирает места для новых дач. Дачи можно при случае назвать государственными, значит и поиски места – делом государственным. А о результатах поисков нам доложат. Вопрос (ха-ха, вопрос) только в том, кто это сделает.

Share